Название: Тетрадь Смерти - Другая Тетрадь: Дело лос-анджелеского убийцы ББ(Death Note - Another Note: The Los Angeles BB Murder Cases)
Автор: Нисио Исин
Перевод с английского: WermoongRey
Беты: Эль_live, Fierry
Особое спасибо: Snowhitekite, Sulakul, DANYA
Персонажи: Бейонд Бесдэй, Мисора Наоми, L
Жанр: детектив



Страница 04. Бог Смерти
Представьте, что вы собрались кого-то убить. Что, думаете, окажется самой сложной частью? Три, два, один… время! Правильный ответ: убить кого-то. Спокойно, спокойно, клянусь, я никого здесь не разыгрываю и не шучу лингвистических шуток. Я совершенно серьезен. Люди, или человеческие существа, проектировались не для того, чтобы просто взять и умереть. Они практически никогда не падают замертво немедленно, односложно хрюкнув или мыкнув напоследок. Удушение, пролом черепа, удар ножом – ничто из этого не убивает легко. Люди удивительно стойкие создания. К тому же они имеют обыкновение сопротивляться. Никто настолько не хочет быть убитым, что вытащит из чулана все шансы на попытку убить вас в ответ. Физическая сила людей варьируется не так уж сильно, и в схватке один на один победить может быть очень трудно. С этой точки зрения способность убивать, просто записывая имена в тетрадь, является позорным нарушением правил честной игры, как, уверен, можете догадаться.
Черт с ним.
В процессе совершения череды убийств Бейонд Бесдэй не испытывал никаких трудностей при устранении духа из тел жертв. Сами убийства, в конце концов, не были его целью, и он не собирался расставлять на них ненужные акценты. Но и принимая это во внимание, непросто понять, как именно он ухитрялся избегать проблем. Само собой, он использовал оружие и одурманивал жертвы, но даже при этом они были убиты, не предприняв каких-либо серьезных попыток возмутиться. В большинстве случаев раны, нанесенные защищающимся, являются ключевым элементом при вычислении убийцы, но в данном деле все люди умерли, будто для них это было самым естественным развитием событий. Агент ФБР Мисора Наоми никогда не понимала, почему, и даже величайший детектив столетия, L, не преуспел в создании действующей теории, пока с момента закрытия дела не минуло несколько лет.
Но хватит ходить кругами.
Позвольте объяснить.
Бейонд Бесдэй с рождения смотрел на мир глазами шинигами. Для него не составляло труда отобрать людей с инициалами Б. Б. или людей, обреченных умереть в определенный день и час. В Лос-Анджелесе, в конце концов, двадцать миллионов жило.
Убийство было для него обычным делом.
Убийство людей, которым суждено умереть в любом случае, и вовсе не играло роли. Ммм, наверное, стоит объяснить принцип глаз шинигами. Я-то знаю, что это такое, но если сейчас не растолковать, кое-кто может и расплакаться. Глаза шинигами. Эти глаза могут быть получены от какого-нибудь бога смерти в обмен на половину оставшейся жизни заказчика. Они позволяют своему владельцу видеть имена людей и остаток их жизни. Обычно личный контакт с шинигами необходим для совершения сделки, но Бейонд Бесдэй ничего не платил. Он видел мир через них, сколько себя помнил.
Он знал ваше имя, прежде чем вы называли его.
Он знал время смерти каждого человека, с которым встречался.
Вряд ли нужно говорить, какой эффект это произвело на его личность. Вы, может, думаете, что без Тетради Смерти таким глазам сложно найти применение, но дело не в этом. Способность видеть остаток жизни это способность видеть смерть. Смерть, смерть, смерть. Бейонд Бесдэй жил с ежеминутными напоминаниями о том, что все в конце концов умрут. С момента своего рождения он знал день, когда на его отца нападет грабитель, знал день, когда его мать погибнет в крушении поезда. Он получил эти глаза еще будучи в утробе, почему и назвался Бейондом Бесдеем. Beyond Birthday – "до рождения". Почему такой странный малыш, как он, и был принят в наш дом, милый дом: Дом Вамми.
Он стал B.
Вторым ребенком в Доме Вамми.

- Если бы получилось увидеть смерть мира, - бормотал Бейонд Бесдэй, проснувшись девятнадцатого августа в шесть утра. Он лежал в нехитрой постели на втором этаже арендованного на имя бездействующей компании и перестроенного здания магазина в трущобах, на западе города. Одно из множества тайных лежбищ, разбросанных по всей стране, всему миру. Отчего же Западный Лос-Анджелес? Потому что сегодня Мисора Наоми, отстраненный агент ФБР, по поручению самого величайшего детектива столетия, L, должна была быть именно здесь.
- Мисора Наоми. Мисора Наоми. L-овы руки. L-овы глаза. L-ов щит. Ах-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Нет, так неправильно… Нужно скорее как… Кья-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Да, так лучше.
Кья-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха.
Кья-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха.
Дико хихикая, Бейонд Бесдэй выбрался из постели. Резкие, злобные смешки казались фальшивыми. Как будто смех для него был просто еще одним заданием, подлежащим выполнению.
Бейонд Бесдэй вспомнил нападение на Мисору тремя днями раньше, шестнадцатого, в переулке.
Разумеется, он знал время ее смерти, видел, сколько ей осталось. Мисоре Наоми. Днем икс должно было стать не шестнадцатое августа две тысячи второго года, а дата намного, намного позже.
Откуда следовало…
Если бы он напал с намерением убить, ничего бы не вышло. Он знал. Вместо этого следовало позаботиться о подготовке отступных. Мисора Наоми – не более чем слуга L, и ей на смену могут прийти дюжины новых из ФБР, ЦРУ и национальной безопасности. Даже из Секретной Службы. Так что он только приценивался. Проверял, способна ли Мисора Наоми служить заменителем L.
- Хммм… ммм… хммм… Ха-ха-ха-ха… нет, хе-хе-хе? Я бы остановился на хо-хо-хо, только это немного слишком весело – в сад. Эх, Мисора Наоми, а ты хороша. Просто стыдно гноить кого-то вроде тебя в ФБР.
Тест прошла, поехали дальше.
Сегодня она приедет на место третьего убийства и наверняка найдет послание, оставленное Бейондом для нее. А потом попытается предотвратить четвертое убийство, спасти жертву, выбранную им.
Ладушки.
Только тогда состязание начнется.
Только тогда пойдет настоящая игра.
Соревнование L и В.
L с головоломкой В.
- Если L гений, то В абсолютный гений. Если L фрик, то В полный фрик. Пора собираться. Есть вещи, о которых надо позаботиться раньше, чем В превзойдет L. Кхе-ке-ке-ке…
Только мысль об этом заставила его рассмеяться без подготовки. И тот, кто в курсе, сразу узнает смех шинигами.
Все еще скалясь самому себе, он повернулся к зеркалу, причесался и начал преображаться. Отражение в зеркале. Свое. Собственной даты смерти он, как всегда, не видел. Как и даты смерти мира.
Итак, девятнадцатое августа.

Мисора Наоми находилась в доме на западе Лос-Анджелеса, где жила третья жертва, Бэкьярд Боттомслэш. Они с хорошей подругой снимали дом на двоих, но женщина была убита, когда подруга уезжала из города по делам. Как и мать второй убитой, подруга вскоре переехала к родителям.
Спальня Бэкьярд Боттомслэш располагалась на втором этаже. Сразу под ручкой двери прилепилась защелка, а на местах двух Вара Нинге оставались дыры. Одна на стене, противоположной двери, вторая на левой боковой. Пол был усыпан чрезмерным для двадцативосьмилетней женщины количеством мягких игрушек, а сама комната завешана рюшами. Некоторые игрушки сидели, прислонившись вдоль стен: две, дальше по кругу пять, девять и двенадцать. Всего двадцать восемь. Хотя комнату обрабатывали, в воздухе, убивая эффект интерьера, все еще витал запах крови.
- Рюдзаки где?
Она взглянула на серебряные часики на левом запястье и увидела на них половину третьего.
Они договаривались встретиться в два.
Мисора появилась здесь еще ранним утром, решив осмотреться заранее. Она шаг за шагом обошла весь дом, но пять часов спустя обнаружила, что делать стало совершенно нечего, и откровенно заскучала. Она даже не нашла ничего интересного, что оставило ее в подавленных чувствах. Раздраженная, она покусывала губу, злясь на себя за то, что ни до чего не может додуматься без Рюдзаки.
Вдруг в сумке зазвонил телефон. Она быстро нажала на ответ, решив, что это L, но абонентом оказался ее парень и коллега, Рэй Пенбер.
- Алло? Рэй?
- Угу. Мисор, я на минуту, - тихо затараторил Рэй. В это время дня вокруг должно было быть множество народа. – Я пробил, что ты просила.
- О, спасибо.
Она попросила шестнадцатого, сегодня девятнадцатое, а он очень занятой агент ФБР, так что такая скорость работы впечатляла. Тогда она вспомнила, как много он для нее сделал, и ощутила желание благодарить его при каждом разговоре.
- Ну так?
- В общем? Не существует частного детектива по имени Рюдзаки Рю.
- Так у него нет лицензии? – нечастный детектив. Сам сказал.
- Нет. Записей о Рюдзаки Рю вообще нет. И не только в Америке, вообще везде, ни в одной стране мира. Фамилия Рюдзаки довольно обычна для твоей родины, народу куча, но никого из них не зовут Рю.
- О. Он на японском говорит, как на родном, так что я думала, он оттуда… итак, фальшивое имя?
- Предположительно. – Рэй помолчал секунду и выпалил: - Наоми! Во что ты влезла?
- Ты обещал не спрашивать.
- Я знаю, что обещал. Но твое увольнение на следующей неделе заканчивается, я просто думаю о будущем… ты собираешься обратно в ФБР?
- Я еще об этом не думала.
- Я знаю, я всегда это говорю, но…
- Не надо. Я знаю, что ты скажешь, так что лучше не говори. Мне надо бежать, я перезвоню.
Мисора дала отбой, не давая ему возможности ответить. Чувствуя себя немного виноватой, она покрутила телефон в пальцах. Не "не думала", а "не хотела думать".
- Уже на следующей неделе? Блин. Сначала дело.
Такие заявления могли быть бегством от проблем, но поскольку Рюдзаки все равно ничего не слышал…
Она подозревала, что имя ненастоящее, с самого момента встречи, так что в общем и не переживала… хотя и интересовалась, почему он взял именно это. Но главной проблемой оставался вопрос, почему родители жертвы наняли несуществующего частного детектива… Мисора приказала себе забыть об этом и еще раз пройтись по уже выясненным фактам.
Во-первых, сообщение убийцы на втором месте преступления. Мисора Наоми раскопала его где-то через час после находки общей черты всех жертв – инициалов. Дело было в очках на Квортер Квин. Поскольку Мисора не опускалась на четвереньки подобно Рюдзаки, она тщательно исследовала комнату с самых разных ракурсов пока не заболели глаза. Ничего не обнаружив. Потом ей пришла мысль о том, что на теле может быть что-нибудь наподобие ран на груди Брайдсмэйда, и снова просмотрела снимки, но не увидела ничего, кроме маленькой девочки с выдавленными глазами, лежащей лицом вниз…
Когда Мисора была уже на грани срыва, Рюдзаки наконец открыл рот:
- Может, сообщение в ее глазах?
Звучало резонно… собственно, это и был единственный оставшийся вариант. Итак… ее глаза?
Мисора вернулась в кабинет и снова достала фотоальбом, внимательно рассматривая каждый снимок светловолосой девочки.
И поняла…
Что не было ни одной ее фотографии в очках.
Единственное фото с Квортер в очках было сделано криминалистами. Не потому, что у нее не было проблем со зрением – медицинская карта в полицейском досье утверждала отклонение от идеала в единицу на правом глазу и ноль пять на левом, - но она практически всегда носила контактные линзы. После ее смерти убийца надел на тело очки, а их забрал. Линзы были бесцветными, поэтому следователи не заметили их на семейных фото. Мисора связалась с матерью, которая подтвердила не только то, что Квортер Квин почти никогда не носила очков, но и то, что очки на ней с полицейского снимка ей не принадлежали.
- Удивительно трудно заметить… кто при виде тела в очках додумается спрашивать, принадлежали ли они убитому? Буквально слепое пятно… может, кстати, это выдавленные глаза и значат? – говорил Рюдзаки. – А очки на ней так естественно сидели… еще меньше шансов, что полиция увидит. Она никогда не понимала, что была просто рождена для них.
- Рм… Рюдзаки… это смахивает на издевательство.
- Я пошутил.
- Это и значит издевательство.
- Тогда я был серьезен.
- Все равно издевательство.
- Тогда я был убийственно серьезен. Ну гляньте! Разве вам не кажется, что она лучше смотрится?
- Н-ну… кажется…
Издевательство.
Мать впервые увидела тело дочери в морге, и очки уже сняли. Возможно, как раз по его плану… о чем еще они могли думать в данный момент?
- Третье убийство случилось в Западном Лос-Анджелесе, неподалеку от станции метро "Оптика". Очки. Очень буквально. Но это не давало адреса, только район…
- Нет, если вы сумеете вычислить все это, то сумеете и остальное, Мисора. Все что потребуется – это навести справки, нет ли кого в той области с инициалами Б. Б., что и даст адрес. Иначе говоря, убийца предполагал, что к моменту третьего убийства мы уже выйдем на связь.
- Э? Но ведь мы смогли узнать, что Q на деле В только когда третье убийство уже произошло. А ко времени второго как бы кто-то ухитрился всерьез отработать эту версию?
- А и не нужно. Я имею в виду, даже с третьим убийством на руках мы не можем на все сто утверждать, что главная буква – "В", а Q перевертыш, а не наоборот. Четвертой жертвой может оказаться еще один ребенок Q. Q., и вообще, возможно, его цель главным образом дети и на самом-то деле "Q". на основании имеющихся данных мы не знаем, почему он зациклен на В. В. или Q. Q.. Но это не имеет значения. Все, что нужно – это найти еще одного с одним из двух полным комплектом инициалов.
- А… а, правильно.
Но шестнадцатого августа они говорили ретроспективно, они намного опоздали, и третье тело к тому времени уже успело остыть на несколько раз. Просто на всякий случай Мисора проверила район, и на всех пятистах метрах станции Оптика не нашлось никого с инициалами на Q и всего одна персона В. В.. Как раз третья жертва, Бэкьярд Боттомслэш.
По сравнению с книжными полками сообщение с очками просто рядом не стояло, однако они смогли расшифровать его только потому, что уже держали в голове место следующей смерти. Иначе кто бы мог подумать, что одетые на мертвую голову очки – послание? Его простота сама по себе делала его сложнее книжного. Теперь Мисора должна была предотвратить четвертое убийство, но сможет ли она разгадать загадку третьего? Она нервничала. И снова Рюдзаки предложил внимательно обследовать альбом. Без него она бы не догадалась. Или это по крайней мере заняло бы на порядок больше времени. К тому моменту уже наступил полдень, так что они порешили добыть еды и уточнить следующий ход. Рюдзаки пригласил Мисору откушать вместе, но она отказалась. Даже если не говорить об объемах яда или сахара, которые он наверняка в нее впихнет, нужно было все же дозвониться до L. Количество и качество открытых загадок достигли того уровня, когда отчет уже необходим. Она благополучно покинула квартиру и, с опаской оглядываясь, набрала номер, прислонившись к стене.
- L.
- Это Мисора.
Она начинала привыкать к искусственному голосу. Вкратце пересказывая происшествия, Мисора ощущала легкий мандраж, когда объясняла, почему жертва оказалась перевернута лицом вниз, но справилась с ним. По крайней мере, она так думала.
- Ладно. Понял. Я был прав, что выбрал вас, Мисора Наоми. Не ожидал таких впечатляющих результатов, честно.
- Не… не за что. Я не заслужила комплиментов. Сейчас важнее знать, что мне делать дальше. Есть мысли? Мы не знаем, где случится четвертое покушение, так что мне, может, стоит направиться в западный район прямо сейчас?
- Нет необходимости, - сказал L. – Я бы предпочел сберечь ваши силы. На основании вашего отчета могу сказать, что времени еще достаточно.
- Э?
Она вроде ничего такого не говорила… нет?
- Убийца придет за четвертой жертвой двадцать второго августа. У вас еще шесть дней.
"Шесть?"
Получается, после третьего убийства тоже будет девять дней? Девять, четыре, девять и снова девять? Это основываясь на чем конкретно? Мисора уже открыла рот, но…
- Боюсь, прямо сейчас у меня нет времени на объяснения, - сказал голос. – Пожалуйста, попытайтесь выйти на это самостоятельно. Но следующее убийство произойдет… или преступник совершит следующий шаг двадцать второго, и я бы хотел, чтобы вы основывались на этом в дальнейшем.
- Поняла.
Он, казалось, был не в настроении для возражений. Но двадцать второе августа… если подумать, ЛАОП получило кроссворд двадцать второго июля. То же число. Это что, оно и есть?
- В таком случае следующие шесть дней я буду исследовать место происшествия и займусь необходимыми приготовлениями.
- Да, пожалуйста. А, и, Мисора Наоми, предпринимайте все возможные меры по обеспечению собственной безопасности. Вы единственный человек, способный работать на меня в этом расследовании. Если вы выйдете из игры, вас некем будет заменить.
Он должно быть намекал на встречу в переулке. И застал врасплох. Некем заменить? Для самого L это могло быть дежурной фразой, если не откровенной ложью, но Мисора все же с трудом могла поверить, что это относилось лично к ней.
- Не беспокойтесь, я не пострадала.
- Нет, я прошу вас не попадать в потенциально опасные ситуации. Избегайте переулков, скверов, задних дворов и прочих пустынных мест. Это может занять больше времени, но передвигайтесь по людным зонам и оживленным улицам.
- Я в порядке, L. И я могу о себе позаботиться. Я занимаюсь боевым искусством.
- Правда? Каким? Карате? Или дзюдо?
- Капоэйрой.
Даже принимая во внимание задержки перенаправляемого сигнала, она могла сказать, что L не знал, что ответить. Мисора понимала, что капоэйра была необычным выбором для японки из ФБР. Она почувствовала мимолетную гордость, будто перехитрила L. Хотя и знала, конечно, что ничего подобного не сделала.
- Да, когда я только начинала, думала, что это полная чушь, но я была в команде колледжа по уличным танцам и присоединилась к группе капоэйры как бы в дополнение. Для женщины это действительно эффективный способ самозащиты. Основа техники строится на уклонении от чужих атак, из чего само собой следует невозможность пробить поставленный блок, как в карате или дзюдо. Мы можем даже тягаться с мужчинами. А акробатические и обманные движения капоэйры дают время присмотреться к сопернику.
- В самом деле? В этом что-то есть, - сказал L, вроде, впечатленный.
Искренне впечатленный, не только на словах.
- В вашем изложении это интересно. Если у меня будет время, я посмотрю несколько видео… но как бы вы ни были уверены, если у нападающих будет пистолет, или они оглушат вас, ситуация в корне изменится. Предпринимайте все предосторожности.
- Разумеется. Не волнуйтесь, я всегда настороже. Эм, L? – спросила Мисора напоследок.
- Что такое, Мисора Наоми?
- Я подумала… вы ведь уже вычислили цель убийцы, верно?
- Да, - ответил голос после долгой паузы.
Мисора кивнула. В ином случае он не был бы так уверен насчет четвертого убийства. Но он велел дойти до причины своими силами. Значит, уже насобирал достаточно информации, чтобы найти преступника? Стоило этой мысли пронестись сквозь разум Мисоры, как L оборвал нить единственной фразой.
- По правде говоря, я всегда знал, кто он.
- …Э?
- Убийца, - сказал L, - это "В".
В винчестерском Доме Вамми в Англии нас растили, как наследников L, его продолжения, но это отнюдь не значит, что мы знали об L больше, чем все прочие. Только некоторые из нас, в том числе и я, встречались с L как с L, и даже я не знаю о нем ничего до того момента, как он встретил Ватари. Квиллиш Вамми, гениальный изобретатель, основавший Дом Вамми. Никто не знал, что творилось в голове у L. Но если и так, я знаю, что чувствовал Ватари. Глядя на невероятные таланты L с точки зрения изобретателя… конечно, он хотел сделать копию, конечно он хотел оставить запасную версию. Кто угодно чувствовал бы то же. Как я и говорил, L никогда не появлялся на публике. L знал, что только его смерть могла вызвать рост уровня преступности по всему миру на несколько дюжин процентов. Но что если они смогли бы снять копию? Что если бы у них получилось сделать отступные?
Это были мы.
Дети L, собранные со всех уголков земного шара.
Дети, собранные вместе, никогда не знавшие имен друг друга.
Но даже для гениального Ватари задумать копию L было проще, чем создать. Даже относительно меня и Ниа, о ком говорили, что мы были ближе всех к L… чем ближе мы подходили, чем больше старались, тем сильнее он удалялся, мерцая у самого горизонта, как недостижимый мираж. Вряд ли стоит рассказывать, на чем стоял Дом Вамми, когда его создатели только экспериментировали. Первый ребенок, "А", оказался не способен вынести жизни под давлением тени L, и собственноручно оборвал свою, а второй, Бейонд Бесдэй, цвел и пахнул.
В остался на Backup.
Но В стремился превзойти L, а не стать им… нет, это, наверное, не вполне верно. Я не могу знать хода его мыслей. Он… их поколение было не похоже на четвертое, на нас с Ниа: из всех детей тогда выбирался один на роль очередного L. Они были прототипами, которым даже не давали имени L, от которых не ожидали ничего, кроме провала. Я бы предпочел избежать разговоров, основанных на собственных субъективных суждениях, но, так и быть. Бейонд Бесдэй мог думать что-то вроде этого:
Пока есть L, В никогда не быть L. Пока существует оригинал, копия остается копией.
Дело Лос-анджелесских Серийных Убийств "ББ".
Los-Angeles BB Serial Murder Cases.
L.A.B.B.
L is After Beyond Birthday.
Такое прочтение и является причиной того, что, по моему мнению, именно это название гораздо точнее отвечает намерениям убийцы, чем "Убийства Вара Нинге" или "Лос-анджелесские Серийные Убийства В Запертой Комнате". Я и не подводил под выбор основного названия единственно соображений благозвучности. Насколько широко и глубоко Бейонд продумывал все это, я не имею понятия. Но если у него была определенная причина разворачивать боевые действия именно в Лос-Анджелесе, то она могла быть и такой. Я уверен, как личность он был гораздо ближе к L, чем Ниа или даже я. Я могу понять того, кто становится преступником ради схватки с детективом, почему и взялся писать то, что пишу, но все же. Чего он надеялся добиться, истребляя совершенно непричастных людей? Или, возможно, В просто хотел встретиться с L. Тогда он мог пошире открыть данные от рождения глаза и увидеть настоящее имя L, увидеть, когда он умрет. Он мог узнать, кто такой L. Бейонд Бесдэй никогда и никому не говорил о своих глазах, и я совсем не удивлюсь, если он считал себя кем-то вроде бога смерти.
Так что все это выкипело в странную битву разумов между L и В. Она совершенно отличалась он войн, объявленных L Эральду Коилу и Денёву, но так же, как величайшие из сыщиков порождают величайших из преступников, так и сыщик-специалист одновременно и убийца-профи. С данного ракурса это было не более чем схваткой детективов.
Бейонд Бесдэй вызвал L.
И L принял вызов.
Если обрисовать все предельно четко, все Дело о Лос-анджелесских Серийных Убийствах "ББ" было всего лишь междусобойчиком, внутренней потасовкой. Маленькой цивильной войной в стенах нашего дома, милого дома, Дома Вамми. К несчастью для вовлеченных жертв. Однако, не будучи убитыми Бейондом Бесдеем, они так или иначе умерли бы в день и час Икс по какому-нибудь другому стечению обстоятельств, так что с точки зрения логики и морали их смерти были неизбежны. Итак, неумолимостью факта единственным случайным человеком, действительно втянутым в их драку, оказалась Мисора Наоми.
- Ммм-мм, мм-хмм-хммм, хмммм… мм, мм, мм… Дца-дца-дца… нет, ужас… нхе-хе-хе.
Теперь он был готов.
Он хрустнул шеей…
Бейонд Бесдэй начал действовать.


@темы: Beyond Birthday, Death Note: Another Note, L, Переводы