Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:26 

Kleine
sapiosexual
Death Note Post sсript: an Unofficial Blooper Reel
автор: moonythestrals
переводчик: Kleine
бета: nutrasweet
пейринг: Лайт/L
рейтинг: R
разрешения на перевод нет

Терпение Лайта на исходе; сказать по правде, он уверен, что такая выдержка – еще один повод для гордости.

Без долгих предисловий он тащит L с ноутбуком, вращающимся стулом и прочим в смежную комнату гостиничного номера. Щелкает замок, и следующие два дня их никто не видит.

Этот эпизод впервые заставляет мангаку засомневаться, была ли столь блестящей идея изобразить, как L поедает банан.

*

- Мой сын… читает порножурналы?

- Именно, притом не самые свежие – этому номеру уже недели две, как минимум.

*

- Я правильно понимаю, что в одной моей комнате было установлено сорок шесть камер, причем одна из них – под одеялом в моей постели?

L только моргает.

- Нет – ты вообще не должен был понять, что в твоей комнате установлены камеры.

Лишь безграничное самообладание удерживает Лайта от того, чтобы его удушить.

- Но камеры были, причем расположение некоторых не поддается логическому объяснению - и это я тоже понял. Или ты собрался игнорировать мой вопрос?

L бросает в чашку еще несколько кусочков сахара.

- Тебе нужно поработать над техникой.

- Только не говори, что ты собираешься анализировать, как именно Кира предпочитает заниматься самоудовлетворением.

- Разумеется, нет, - L неторопливо размешивает кофе чупа-чупсом, - я давно это сделал – и готов внести ряд предложений.

Хищная улыбка играет на губах Лайта.

- В таком случае, - говорит он, отбирает чашку из рук L и ставит ее на стол, - думаю, тебе лучше продемонстрировать наглядно, Рюзаки.

- … - говорит вся следственная группа.

*

- Я делаю это вовсе не потому, что мне хочется, - вновь повторяет L. Цепь позвякивает между ними.

- Но ты совсем не прочь воспользоваться ситуацией? - ухмыляется Лайт, дергая рукой.

- А это, Ягами-кун, - бесстрастно замечает L, проводя большим пальцем по нижней губе, слегка выворачивая ее у самого уголка, - мы еще посмотрим.

*

- Три процента, - говорит L, когда Лайт спрашивает в первый раз.

- Почему? – хмурится тот.

- Потому, - просто отвечает L, оглядывая его с ног до головы.

Лайт не находит, что возразить.

- Мне стоит уточнить, какого рода отношения связывают тебя и Киру?

L пожимает плечами.

- Пожалуй, нет.

*

Когда L падает с кресла, не мигая глядя на него широко распахнутыми глазами, Лайту кажется, что Рем ошиблась в выборе жертвы, потому что это его сердце на миг перестает биться. Он не может объяснить, почему, ведь ему действительно хотелось, чтобы L умер.

А потом L говорит:

- Сейчас, наверное, не самое удачное время для заигрываний, Ягами-кун, - и заглядывает ему в лицо.

Лайт спихивает его голову с колен.

- И еще менее удачное для разговоров, Рюзаки, потому что ты должен быть покойником.

Когда Лайт выхватывает у него из-под носа последний кусок клубничного пудинга, L облизывается.

Иллюстратор вздыхает и тянется за ластиком.

*

- И мы должны делать вид, что не замечаем, сколько времени они стали тратить на сон после того, как оказались сцеплены наручниками? – неуверенно спрашивает Мацуда, почесывая затылок.

Взгляд, которым удостаивает его Миса, может посоперничать с устрашающим видом нахмуренных бровей начальника полиции.

*

- Двадцать шесть с половиной процентов, - заявляет L, выпустив изо рта палец Лайта в остатках сахарной глазури.

*

- L уже работает над этим делом.

Благоговейная тишина, воцарившаяся в конференц-зале, кажется, насквозь пропитана надеждой, тревогой и общей усталостью.

Литера L вспыхивает на экране и несколько секунд мерцает в полутьме, а затем стремительно преображается в розового медвежонка с сердечками на животе. В молчании, повисшем вслед за этим, явственно ощущаются замешательство и паника.

- Не иначе, как дело рук Киры! – восклицает кто-то, когда молчание становится невыносимым.

В голосе L, даже искаженном аппаратурой, отчетливо слышится недовольство.

Медвежонок открывает рот:

- Мишки тедди, Ватари? – раздраженно спрашивает он.

*

Когда L падает с кресла, глядя на него широко распахнутыми глазами и не дыша, Лайт подхватывает его, запуская пальцы в спутанные темные волосы, прежде чем полностью осознает, что делает.

L говорит:

- Я знал, что это ты, - и Лайт всхлипывает, вцепившись в его свитер.

*

Когда L падает с кресла, глядя на него широко распахнутыми глазами и не дыша, Лайт подхватывает его, запуская пальцы в спутанные темные волосы, прежде чем полностью осознает, что делает.

L говорит:

- В твоих интересах, чтобы в загробном мире нашлось местечко для торта, Ягами-кун. В противном случае я вернусь, и тогда можешь забыть о спокойной жизни.

Лайт смеется так, что у него начинает колоть в боку, и иллюстратор тратит целый час, чтобы снова придать его лицу серьезное выражение.

*

Когда L падает с кресла, глядя на него широко распахнутыми глазами и не дыша, Лайт пытается подхватить его, но не успевает.

- Ай, черт бы тебя побрал, - сердито смотрит на него L, потирая ушибленное запястье.

- Прости! – искренне просит Лайт, осторожно сжимая его руки в своих.

*

- Физически невозможно играть в теннис, держа ее таким образом, - Лайт недоверчиво косится на свободно болтающуюся ракетку.

L и бровью не ведет.

- У меня сильные пальцы, - невозмутимо парирует он.

*

Когда Лайт звонит на один из номеров Мисы, L в десятке метров за его спиной поднимает трубку.

- О, Боже мой, Миса, - восторженно верещит Лайт, прежде чем L успевает открыть рот, - Рюзаки-кун, он… я влюбился по уши и не знаю, что делать!

- Хм, - говорит L.

- Я хочу сказать, он такой секси в этих своих джинсах, которые, наверное, вообще никогда не меняет, и оттого все в тысячу раз хуже, потому что ему просто супер, и…

- Окей, - вставляет в его восторженный монолог L.

- Нет, серьезно, хотя каждый раз, когда я его вижу, мне хочется просто сорвать с него эти…

- Ладно, ладно! – орет L, держа телефон как можно дальше от уха. – Я понял тебя – красть вещи у маленьких девочек – очень, очень плохая идея.

Лайт едва не лопается от смеха.

- Ненавижу тебя, - злобно зыркает в его сторону L. – И чтобы ты знал, я меняю одежду – просто у меня много одинаковых вещей.

- Тем хуже для тебя, детка, - довольно скалится Лайт, - потому что ты смотрелся бы куда лучше совсем без одеж…

Нажав отбой, L изо всех сил швыряет телефон в Лайта.

*

- А что ты сейчас скажешь? – интересуется Лайт, неспешно выводя узоры языком на запястье L. – Каково процентное соотношение?

- Эм, - веки L полуприкрыты, - а какой был вопрос?

*

- Я делаю это вовсе не потому, что мне хочется, - вновь повторяет L. Цепь позвякивает между ними.

- Я считаю, что сначала нужно выслушать моего Лайта, - канючит Миса, топая ногой.

- Разве она не должна быть короче? – уточняет Лайт и поднимает руку, оценивающе глядя на цепь.

*

- Кого я должна изображать? – мрачная как туча Миса отрывается от ‘Божественной комедии’ в оригинале.

- Все не так уж плохо, - пытается убедить ее Аидзава, - мы все знаем, что в действительности ты вовсе не… - он неопределенно машет рукой.

- Тупая блондинка? – спокойно завершает Миса, - я просто не понимаю, с какой стати именно женские персонажи вечно являются наглядным подтверждением столь унизительного стереотипа, особенно принимая во внимание, что…

- С той стати, что создателю сериала захотелось, чтобы было так, - почти грубо обрывает ее Лайт (грубить ей всерьез он пока не решается), - люди такие странные, и это все давно знают. Пожалуйста…

Миса окидывает взглядом усталые лица вокруг и вздыхает.

- Все, что от меня требуется – притворяться, что я страстно мечтаю встречаться с Ягами-куном, верно?

- Именно! – обрадовано восклицает Мацуда, незаметно пихая локтем Лайта, который тихо бубнит “Постарайся не радоваться так явно”.

- Пожалуй, это я могу…

Мацуда ободряюще улыбается.

- Единственное что, - поспешно говорит он, когда Миса уже направляется к отведенному ей месту, - мне придется, хм, на время забрать у тебя вот это, - он выхватывает у нее из рук сумку, набитую словарями на шести языках и очень тяжелыми книгами, предназначенными для, по меньшей мере, выдающего интеллекта.

Миса злобно смотрит на него и уже было открывает рот для достойной отповеди, но в этот момент L собирает ее волосы в два хвостика.

- А так? – интересуется он, вручая ей клубнику.

- Ты знаешь, - Миса глубокомысленно мотает головой из стороны в сторону, наблюдая, как раскачиваются хвостики, - так гораздо лучше.

*

- Я хочу куриного мяса, - мрачно изрекает L, безучастно тыкая вилкой в клубничный торт.

*

- Ха-ха-ха!

- …нет.

- Что? Да что не так на этот раз?

- Ягами-кун, это и близко не похоже на дьявольский смех. Попробуй еще – может быть, громче.

Тяжело вздохнув, Лайт набирает побольше воздуха:

- ХА-ХА…

- Нет, стоп. Определенно, не то.

- Что?! Но было громче!

- Да, но абсолютно ничего дьявольского, скорее, - L щелкает пальцами, подыскивая слово, - радостно и весело. Почти как Санта.

Если бы взглядом можно было убивать, L бы уже валялся бездыханным.

- Тогда покажи, как надо, раз ты такой специалист.

-Но мне и не нужно уметь, Ягами-кун, - я не Кира.

- Ага, просто признай, что ты сам не в состоянии…

L запрокидывает голову, широко открывая глаза, и хохочет как настоящий маньяк. Леденящие душу звуки эха прокатываются по залу.

В установившейся тишине шорох страниц кажется оглушительным.

- Вау, - выдыхает Лайт, покрепче прижимая Тетрадь к груди. – Даже не мечтай, я и близко тебя к ней не подпущу.

L закатывает глаза.

- Из нас двоих злодей по-прежнему ты, Ягами-кун, - лучше тренируйся дальше.

Лайт мысленно проклинает день, когда ввязался во все это.

*

- Идиот! – первое, что приходит в голову агенту Рею Пенберу, когда сын инспектора Ягами, хлопает его по ноге, привлекая внимание, и передает записку, в то время как чокнутый угонщик направляет пушку на водителя.

Он старается развернуть ее как можно незаметнее и одновременно унять нервную дрожь, то и дело поглядывая на переднюю часть автобуса.

‘Дорогой мистер Пенбер, – гласит послание, - Вы такой классный. Я хочу от Вас детей. Звоните мне в любое время. С любовью, Ягами Лайт.’

Рей, наконец, не выдерживает и начинает хохотать.

- Лайт! - в отчаянии вопят остальные.

Водитель испускает тяжелый вздох, сдает назад и открывает дверь, чтобы угонщик покинул салон.

- Еще раз сначала.

*

- Шестьдесят девять процентов, - сообщает L, пальцы Лайта путаются в его волосах.

- Всего-то? – разочарованно переспрашивает тот и проводит языком по горлу L.

- Семьдесят три – восемь, - L тяжело дышит, - нет, восемьдесят – о, Господи – один, - когда Лайт с силой прижимает его к стене, проталкивая колено между бедер.

- Скажешь, когда будет сто, - напоминает Лайт, их дыхание смешивается.

*

- Все это в обмен на яблоко? – шепотом предлагает L, вытаскивая из-за спины три шоколадки и чизкейк.

- Нет, спасибо, - радостно отказывается Рюк.

- Ох, да ладно тебе, - жалобно стонет L, - последние триста страниц я не ел ничего, кроме сладостей.

Шинигами только посмеивается.

*

- Эй, ты не мог бы хоть сделать вид, что я тебе нравлюсь? – возмущается Миса, усаживаясь на диван напротив. – Потому что сейчас у нас по идее должно быть свидание и все такое.

С виноватым видом убирая руки с затылка L, Лайт предпринимает вялую попытку привести в порядок свою одежду.

Под осуждающим взглядом Мисы L вздыхает и нехотя слезает с его колен, вытаскивая руку из заднего кармана джинсов Лайта, которому, дабы избавиться от томной хрипотцы, приходится несколько раз прочистить горло.

- Так лучше?

- Гораздо, - язвит Миса, скептически приподнимая бровь.

- Не придирайся, - говорит ему в шею L, и его голос звучит ниже обычного.

*

- Онии-чан, - дверь в комнату Лайта с шумом распахивается, - помоги мне с…

- Эм, - приглушенно говорит L откуда-то из-под одеяла.

- Черт, - вторит ему Лайт, откидывая голову на подушку.

- …упс, - прикрывает ладошкой глаза Саю.

- Как неудобно получилось, - тянет Рюк, кувыркаясь под потолком.

*

Когда L вручает ему три фотографии, Лайт мысленно усмехается.

- Детские игры, - снисходительно думает он, - не может же L всерьез рассчитывать поймать меня на этом.

Эффектно изобразив азарт первооткрывателя, Лайт с неподдельной заинтересованностью замечает:

- Вообще-то, весьма любопытные снимки…

И делает вид, что глубоко задумался.

- Если сложить их вместе, по горизонтали можно прочесть зашифрованное послание, - продолжает он после многозначительного молчания, переворачивая изображения и выстраивая буквы в линию. – Если все сделать правильно, можно прочесть вот что: ‘L, ты в курсе, что шинигами едят только яблоки?’ – он выдерживает паузу и хмурится. – Звучит немного странно, не находишь? Интересно, что Кира хотел этим сказать?

- Постой, - неожиданно перебивает L. Напряженная тишина. – На самом деле, фотографий четыре.

Лицо Лайта ничего не выражает.

- Если добавить эту и еще раз развернуть, послание звучит как ‘У Ягами Лайта стоит на L,’ - бесстрастным тоном продолжает L, заставляя Лайта поперхнуться кофе.

- Очевидно, Ягами-кун был так уверен, что фотографий всего три, что не рассматривал вероятность существования четвертой, - в голосе L нет ни намека на веселье.

- Ах вот ты о чем, - подчеркнуто безразлично говорит Лайт, когда ему, наконец, удается откашляться, - это защитная реакция моего подсознания на одну только мысль о тебе в таком аспекте, потому как…

- Лучше бы тебе не заканчивать эту фразу, - тоном, не предвещающим ничего хорошего, обрывает L, в его глазах ангелы смерти пляшут боевые танцы.

Самодовольная улыбка Лайта красноречивее любых слов.

- Тогда я выиграл.

*

- Агаа! – восклицает L, тыча пальцем в Лайта, - я так и знал, что когда дело дойдет до десерта, Кира окажется никудышным вором.

- Как скажешь, - закатывает глаза Лайт и зубами снимает с его вилки кусочек кофейного пирога.

*

- Ну одну страничку, - взывает к здравому смыслу L, - нам нужно спать хоть когда-нибудь.

- Тебе – нет, - отрезает художник.

- Но мне-то да, - возражает Лайт, - и разу уж вы сковали нас одной цепью…

- Нет.

- Но это отнюдь не лишено смысла, - сердито настаивает L, - мы ведь действительно спим, так почему не нарисовать это?

- Нет, - следует резкий ответ, и иллюстратор стирает адресованный ему неприличный жест L.

Лайт зло ворчит, не глядя раскрывает тетрадь и пишет: Такэши Обата, смерть в пытках от рук недовольных обращением персонажей манги.

Сорок секунд никто не издает ни звука.

Мангака выразительно откашливается.

- Полегчало?

Лайт посылает ему убийственный взгляд.

- Иди-ка сюда, моя радость, - L приглашающим жестом хлопает себя по коленям, - ты сделал все, что мог.

*

Дверь в рабочий офис Такэши Обаты едва не слетает с петель.

- Подонок! – истошно вопит увешанная всевозможным оружием Миса, лезвие огромного разделочного ножа в ее руке сверкает на солнце, - поверить не могу, ты приковал их друг к другу…

Она выхватывает пистолет.

- Очевиднее, - выстрел.

- …намека… - снова выстрел.

- …просто… - еще один.

- …не… - и еще.

- …придумаешь, - и последний.

- Лайт – мой парень, - разоряется она, пуская в ход нож.

Когда следственная группа, команды ФБР и ЦРУ, полный комплект подозреваемых, все студенты университета, наряду с разнообразными главными и второстепенными персонажами возникают в дверях, они совершенно не готовы увидеть истерзанное тело иллюстратора в луже крови.

- Упс, - нарушает повисшее молчание Миса.

Лайт что-то неразборчиво бормочет, разглядывая лежащую неподалеку Тетрадь Смерти.

- Этого я точно не предвидел.

- Ты же понимаешь, что теперь тебе никогда не узнать моего настоящего имени, - сухо констатирует L.

Лайт согласно хмыкает.

- А ты будешь есть сладости до конца своих дней, Рюзаки.

- Ну, теперь, наконец, я могу получить обратно свои книги? – спрашивает Миса и поправляет хвостики, неодобрительно поглядывая на Мацуду.

*

- Эй, - зовет Рюк, размахивая окровавленной Тетрадью, но редеющая толпа не обращает на него внимания, - а это кто заберет?

- Отдай ее кому-нибудь интересному, - не оборачиваясь бросает Лайт.

Рюк скалит зубы.

- Ты пожалеешь о том, что сейчас сказал, - замечает L.

- А ты слишком много думаешь, - огрызается Лайт и целует его во избежание дальнейшей дискуссии.

*

- Бессмыслица какая-то, - Мацуда недоуменно хмурится, вытягивая таблицу с именами новых жертв Киры. – Здесь полицейские, юристы, актеры, врачи, студенты, профессиональные игроки в теннис, несколько преступников, но совсем немного. Есть даже парочка ниндзя, но в этом нет совершенно никакой схемы!

- За исключением того, что все они – мужчины, - отстраненно добавляет L.

- …и все умирали по двое, - заканчивает Лайт.

- …и все были чрезвычайно привлекательны, - хихикая, подводит итог Саю, мечтательно рассматривая фото на мониторе.

L и Лайт обмениваются быстрыми взглядами.

- О, черт, - вырывается у них в унисон.

*

- Пожалуйста, скажи, что это не ты, - умоляющим голосом просит Лайт. Рюк запускает руку в давно соблазнявшую его корзину с фруктами, широкая улыбка растягивает его физиономию, прежде чем он откусывает сразу половину яблока, и сок течет по подбородку.

- Лайт, но ведь фанатки крайне интересны.

Лайту требуется несколько секунд, чтобы оправиться от потрясения.

- А я тебе говорил, - спокойный голос L немного приводит его в чувство.

- По-твоему, от этого мне сразу стало легче?

*

- Сейчас, - срывающимся голосом говорит L.

- Сейчас? – Лайт судорожно хватает воздух ртом, вновь откидывая голову на подушку, - сейчас что?

L мертвой хваткой сжимает измятые простыни и склоняется к лицу Лайта.

- Сто процентов, - выдыхает он; Лайт поднимает руки, сцепляя пальцы с пальцами L, и улыбается.

@темы: переводы, фанфик

Комментарии
2013-01-31 в 00:28 

pandora tomorrow
528491
клёво ^^

2013-02-01 в 04:09 

wakeupinlondon
all you need to make a movie is a gun and a girl
это просто прекрасно :heart: спасибо за перевод

2013-03-14 в 06:00 

кошачный лад
Магнитофон сломался, я сижу в тишине, чему и рад вполне.
сколько позитива, не могу прекратить смеятся) о, автору респект за отличную идею, а переводчику спасибо за отличный перевод)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Death Note

главная