Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:26 

Я буду ждать

Nathalie-Sun & Vanilla Child
Автор: Nathalie-Sun
Бета: Vanilla Child, Nagger.
Название: Я буду ждать.
Персонажи: Мэтт/ОС, Мелло, ОС.
Жанр: romance.
Рейтинг: PG – просто на всякий случай (и все-таки, покажите мне человека, который читает фанфики под этим самым Parental Guidance, и я поставлю ему памятник).
Дисклеймер: претендую только на двух своих героев… вернее, героинь.
Статус: Закончен.
Особая благодарность:
Vanilla Child, от которой я на свою голову узнала, что такое Death Note,
коту Нельсону за прототип,
группе Yellowcard за песню Back Home и группе Evanescence за песню Broken, которые помогли создать настроение.
Предупреждение: очень возможно, что ООС Мэтта.
От автора: Все очень просто. Однажды я подумала, что у моего любимого персонажа «тетрадки» вполне могла быть девушка… )) Ах, да – фанатам яоя просьба не беспокоиться ))
Критику приму во внимание, но только аргументированную и выраженную в интеллигентной форме.
И последнее – к моим ОС никаких претензий. Они такие, какие есть.



Еще одна никчемная вечеринка.
Я выхожу из клуба, и оказываюсь на улице, погруженной в сумерки. Несмотря на то, что это место совсем недалеко от центра города, опустевший район выглядит жутковато. На сине-лиловом небе загораются первые звездочки.
Мои мысли путаются от количества выпитого, и я пытаюсь сообразить, как поступить.
Пешком определенно идти нельзя. Наверное, стоит....
Шуршание колес за моей спиной подсказывает мне выход. Я быстро поворачиваюсь и машу рукой.
Передо мной останавливается блестящая красная машина. Я наклоняюсь к окну, жду, пока стекло опустится, и слышу, как в салоне грохочет музыка.
- Тебе куда? - доносится до меня сквозь затихающую мелодию голос водителя, силуэт которого немного теряется в сумерках и темном салоне машины.
- Бульвар Санта-Моника, - тут я замолкаю, соображая, как бы получше объяснить, где я живу. После вечеринки это сложновато. - Кварталов пять отсюда. Я покажу дорогу...
- Садись.
Я забираюсь в машину, и первым делом мой взгляд натыкается на парня за рулем. Он выглядит немного странно; ноябрь в Калифорнии – не Бог весть какая жара, на улице тепло даже по ночам, а он одет в меховую жилетку поверх кофты с длинным рукавом. На нем странноватого вида очки с оранжевыми стеклами. Я бы сразу не сказала, сколько ему лет. Ему могло быть как восемнадцать, так и тридцать.
Я немного сползла вниз по спинке сидения и прикрыла глаза. Из открытого окна дул теплый осенний ветер. Мысли постепенно переставали путаться, и в голове становилось пусто. Мерное урчание мотора убаюкивало. В машине пахло довольно приятно, не бензином и дурацкими освежителями воздуха, а едва уловимым запахом одеколона и табаком. Наверное, это ненормально, но мне с детства очень нравится запах сигаретного дыма...
Черт, я так и уснуть могу. Я выпрямилась и вдруг почувствовала, как цепочка на моей шее расстегнулась и поползла куда-то вниз. Я поймала ее и снова застегнула.
Эта серебряная цепочка - единственное украшение, которое я ношу, и единственное напоминание о моем детстве. На ней кулончик в виде буквы J, первая буква моего имени...
Тут краем глаза я заметила, что парень за рулем таращится на мою шею.
... Если он еще и маньяк, то мне очень повезло. Я подумала, что если я поймаю его взгляд, то он отвернется. Но это не помогло. Я тщетно поправила вырез футболки.
- Забавное украшение, - вдруг проговорил он, переводя взгляд на мое лицо и практически не следя за дорогой.
Или он хочет меня убить и ограбить. А оно ведь не такое уж и дорогое...
- Да, - отозвалась я, подумав, что глупо сидеть и молчать. - Подарок старого друга. Недорогой, но я с ним не расстаюсь, - тут я усмехнулась. Да. За него мало что можно получить.
Но такой реакции на свою фразу я не ожидала.
Он резко затормозил, я услышала визг колес и в следующую секунду чуть не встретилась носом с лобовым стеклом.
- Эй... что происходит? - пролепетала я, начиная дрожать. Тут же мне в голову пришла слегка обидная мысль о том, что если со мной сейчас что-то случится, об этом никто не узнает...
Он на мгновение замер, потом достал из кармана пачку сигарет, достал одну, поджег ее зажигалкой, лежавшей на приборной панели, затянулся и выпустил дым в открытое окно. Я молча следила за всеми его действиями. И еще я готова была поклясться чем угодно, что мне показалась знакомой манера, в которой он все это делал. Так небрежно, спокойно...
- Тебя зовут Джессика, так?
Я оторопела.
- Откуда... ты знаешь?
- Это я подарил тебе эту цепочку.
От неожиданности я еще сильнее вжалась в угол между креслом и дверью.
- Мэтт? - пробормотала я, не веря своим глазам.
Он снова развернулся ко мне, сдвинул очки на лоб, и я даже в сгущающейся темноте увидела такие знакомые мне голубые глаза.
Мой друг детства. Самый лучший друг, который у меня был за всю жизнь. Обнять его мне мешали два обстоятельства - то, что по нему самому нельзя было сказать, что он был очень рад этой встрече, и мой не очень красивый поступок трехлетней давности.
И я тут же совершила еще один не очень красивый поступок.
Я выскочила из машины и захлопнула за собой дверь.




- Джес, если ты думаешь, что ты так просто отделаешься от этого разговора, то ты ошибаешься!
- И все же я не теряю надежды на это!
Более идиотскую картину сложно себе представить. Я иду по тротуару, а рядом со мной на черепашьей скорости едет автомобиль, и человек, сидящий за рулем, так и рвется поговорить. Впрочем, из салона он тоже выйти не стремится.
- Послушай, если ты хочешь поностальгировать по счастливому детству, ты выбрал не того человека!
Вот так приходится быть жестокой. Я прекрасно знаю, что он хочет услышать. Но мне нужно защитить все то, к чему я так долго пыталась прийти в этой жизни.
- Джес, я думал, друзья друг друга не кидают!
- Не заставляй меня чувствовать себя большей сволочью, чем я есть! Я все объяснила в записке!
- А мне хочется услышать лично!
- Я могу прочитать ее тебе вслух, если ты, конечно, сохранил ее!
- Да я порвал ее сразу же, как только прочитал весь тот бред, который ты там понаписала!
- Какая агрессия!
Я вдруг останавливаюсь. У меня больше нет сил спорить. В следующее мгновение машина тормозит.
- Мэтт, какого черта… - я прислоняюсь к двери. – Я же все доходчиво написала… Я так рассчитывала на то, что ты поймешь и оценишь мое решение… Ты думаешь, оно мне легко далось?
- А ты думаешь, что я не оценил? Оно было абсурдным, Джес! И вообще… ты бы тоже могла меня понять! Сначала Мелло, потом, через полгода, ты… Это что, затянувшийся флешмоб?
- Вот видишь, мы не понимаем друг друга!
- А ты объясни нормально!
Я провожу рукой по волосам и невольно усмехаюсь. Черт с тобой… или я сделаю это сейчас, или ты так и будешь меня преследовать…
- Ладно. Я живу недалеко отсюда. Пошли, я очень сильно постараюсь… Кстати, я надеюсь, у тебя нет аллергии на кошек?





Вечер. Ленивое калифорнийское солнце, пару часов назад скользящее по моему животу, село за горизонт.
Потягиваюсь. Хочу есть. И куда она запропастилась?
В миске у холодильника только вода. Дорогая хозяйка, в следующий раз, когда ты будешь знать, что задержишься, и оставишь мне только воду, чтобы я от жажды не умерла, знаешь… пей ее сама!
Оглядываюсь по сторонам. Что бы такого сделать? Подрать ее любимые тапки? Точно!
Скрежет ключей в замке.

Ну ладно, пошалить не удалось, может, хоть накормит.
Незнакомый голос в коридоре.
О, да она не одна!
Надо посмотреть.
Я иду в коридор той самой походкой хищника, гордо и немного брезгливо перебирая лапами.
Так.
Хозяйка, милая, давай ты сначала покормишь меня, а потом будешь налаживать свою личную жизнь! А то таким взглядом, каким ты посматриваешь на этого незнакомого мне человека, ты даже на меня не смотришь. А я ведь думала, что я самое дорогое для тебя существо…
Эй, ты, не надо меня гладить! Я даже не знаю, как тебя зовут!
- Привет, хищник! – сел на корточки и проводит по моей спине рукой. – Как ее зовут?
- Эсси, - отвечает моя хозяйка, улыбаясь.
Он засмеялся. Эй, у меня, что, смешное имя?
- Звучит как Несси. Лохнесский монстр. Так я тебя и буду называть… ты же не возражаешь?
Я? Не возражаю? Конечно, я возражаю! Возражаю…
- Мэтт, конечно, она не возражает, - хозяйка уже прошла в кухню и гремит какой-то посудой. – Вот ты же привык к ненастоящему имени…
Так. Вот что. Мне неинтересно, как там тебя зовут, но для меня ты с сегодняшнего дня Полосатый. Из-за кофты.



- А у тебя уютная квартирка, - ты просто стараешься уйти от темы или на самом деле имеешь это в виду? – Ты одна здесь живешь?
Я приподнимаю бровь.
- Странный вопрос.
- Действительно, - ты пожимаешь плечами. – С кошкой.
- Мне показалось, или ты очень хотел о чем-то поговорить? – возвращаюсь я к теме. – Так вот пока что я готова объяснить, но если ты задашь еще пару вопросов, то…
- Да, я слушаю.
Я делаю глубокий вдох.
- Мэтт, мы оба прекрасно понимаем, что я была бы самым последним человеком в Вамми, годящимся на место преемника L. И я ушла оттуда только потому, что поняла это, к счастью, как раз вовремя. Я просто знаю, что у меня должен быть какой-то смысл жизни. И я ищу его. И почти нашла.
Мне показалось, или последняя фраза даже мне самой показалась неубедительной?
- Можно подумать, что я очень подхожу на место преемника.
- Но ты был номером три…
- Для окружающих – да.
Я просто не знаю, что сказать. У меня в голове роятся мысли, и я не знаю, за какую потянуть, чтобы распутать этот клубок.
- Джес, ты нашла его?
- Кого?
- Ну, этот… смысл жизни. Ты счастлива?
Вот черт... Почему одно твое присутствие заставляет меня думать о том, о чем мне меньше всего хочется задумываться?
О том, что каждый год моей жизни делится на четыре...нет, не времени года. На осеннюю, зимнюю, весеннюю и летнюю депрессии…
О том, что в свои шестнадцать лет я уходила с надеждой на то, чтобы найти свой смысл в этой непонятно устроенной жизни, а в итоге так его и не нашла, только прикрываясь "любимой специальностью" и "классной компанией друзей", которые вряд ли хоть когда-то понимали, что творится у меня внутри…
О том, что совсем скоро ты уйдешь, и моя никчемная жизнь снова вернется в свое порядком надоевшее русло...
Стоп.
- Ну, - я начинаю изучать свои ногти, - я думаю, обычно это состояние люди называют счастьем. Я учусь тому, что мне нравится, живу… в свое удовольствие. У меня есть друзья… немного, но все же…
Я просто не могу врать, глядя тебе в глаза. Мне кажется, что ты видишь меня насквозь. Ощущение не из приятных, учитывая, что я сочиняю на ходу…
- Значит, ты ушла не зря, - мой ответ тебе явно не понравился. – Хорошо, Джес. Ты… все мне прояснила.
Я чувствую себя полной сволочью, глядя на то, как ты задумчиво смотришь в окно.
- Ммм… а ты сам-то, вообще, зачем сюда приехал?
На твоем лице появляется пусть и не самая веселая, но все же усмешка.
- Представь себе… искать смысл жизни.
Я чуть не поперхнулась чаем.
- А … ммм… как насчет просто жить и радоваться хотя бы этому? – если я не могу этого делать, это не значит, что тебе не стоит пробовать…
- Этому миру на меня плевать, а я могу только ответить ему тем же. И мне почему-то не очень нравится думать, что никому нет дела до того, есть я или меня нет.
- Но... это неправильно. Ты же живешь для чего-то... или, может быть, для кого-то...
Ну как я могу сказать, что ты все еще что-то да значишь для меня? Ты мне просто не поверишь...
- Чертов смысл жизни. Неужели никак нельзя без него?
- Без него так себе удовольствие, - я грустно улыбаюсь. - Мне иногда кажется, что это как задача по алгебре с несколькими неизвестными. А я алгебру никогда особо не понимала.
Я какое-то время смотрю, как Эсси крадется по подоконнику.
- А помнишь, как мы вместе решали эти задачки?
Я поднимаю глаза и встречаю насмешливый взгляд.
Знаешь, воспоминания – это здорово. А сейчас я сижу, изредка посматриваю на тебя и не знаю, как и о чем говорить с этим взрослым, совершенно не выглядящим на свои … сколько … девятнадцать лет, и как будто даже прожженным новой жизнью Мэттом. Все мои детские воспоминания, то время, когда ты был единственным человеком, который понимал меня без слов, разбиваются обо что-то совершенно мне непонятное. Об тебя, какого-то другого и незнакомого.
- А ты здесь надолго?
- Может быть. А может быть, и нет. Как получится. Торопиться мне некуда.
Я немного помолчала.
- Слушай… ты можешь приходить в любое время.
Выражение твоих глаз немного смягчается.
- Просто… я думаю, если мы вот так вот встретились, то глупо снова теряться, да?
- Это точно. Ну, мне пора.
Уже стоя в коридоре, я вдруг чувствую себя так, будто сегодняшняя вечеринка была сто лет назад. Мои мысли больше не путаются, и, глядя на тебя краем глаза, я вдруг ловлю себя на мысли, что расплываюсь в улыбке.
- А ты изменилась. Если бы не цепочка, я бы вряд ли тебя узнал, - говоришь ты, прислонившись к входной двери и окидывая меня как будто оценивающим, но дружелюбным взглядом.
И когда я машинально прикасаюсь к холодному кулончику, ты неожиданно целуешь меня в щеку.
- До встречи, Джес.
Минуты через две я соображаю, что дверь все-таки надо закрыть.
Надо же, а я думала, я уже совсем перестала удивляться…





Я так и знала, что он тут был не в последний раз.
Но я не знала, что он опять будет меня полчаса гладить в коридоре перед тем, как войти. Нет, не то, чтобы мне было неприятно, но… ммм… просто он не похож ни на одного парня, которые здесь были раньше. (Хотя, их тут и было-то – раз, два и обчелся…но… я ничего не говорила.)
А хозяйка снова улыбается и гремит посудой. Хм, мне становится так интересно наблюдать за этими двумя, что я даже забыла, что хочу есть. Черт, этот странный парень заставляет ее улыбаться после стольких вечеров, когда она сидела совершенно одна в полной тишине. (Даже я бы на ее месте взвыла.)
Она поставила чайник и вернулась в коридор.
- Ты… то есть, вы, долго будете тут стоять?
- Ну, нам же надо подружиться.
Хозяйка в очередной раз улыбается (я и не знала, что она может делать это так глупо), садится рядом на корточки и тоже начинает меня гладить. Теперь глупо чувствую себя я. По-моему, происходит что-то странное.
Ее рука встречается с его. И они оба перестают меня гладить. Ничего не понимаю. Они, что, нашли себе занятие поинтереснее?
Да нет, пока просто смотрят друг на друга. Нет. Непросто смотрят. Странно смотрят. Как будто видят друг друга в первый раз в жизни.
Ну ничего себе. Я так и знала…
Интересно, хозяйка, а ты ему потом расскажешь, что до этого ты целовала только меня?
А я, кажется, умею ревновать…



Проснувшись, я какое-то время оглядываю комнату. Мои глаза привыкают к сумраку, в котором выделяется только квадрат окна, обрамленный шторами.
Я быстро поворачиваю голову и вижу рядом только пустую и слегка смятую подушку. Не успеваю я подумать, куда ты мог деться, как в коридоре раздается звук ключа, поворачиваемого в замке, и в следующий момент ты почти неслышно заходишь в комнату, на ходу доставая из кармана джинсов зажигалку и бросая взгляд на диван.
Я натягиваю простыню чуть ли не до подбородка и чувствую, как язык присох к нёбу.
- Чего не спишь? - хриплым шепотом спрашиваешь ты, открывая форточку.
- Где ты был? - тут же выпаливаю я, наверное, чересчур громко.
- Ходил за сигаретами, - ты пожимаешь плечами и закуриваешь. - А что?
Если честно, за секунду до того, как ты вернулся, я подумала, что ты ушел. Насовсем. Но, наверное, не стоит этого сейчас говорить...
Я какое-то время смотрю на твой силуэт, выделяющийся на фоне окна, потом перевожу взгляд на огонек сигареты. В приюте мы однажды чуть не разругались из-за того, что ты начал курить. А сейчас я понимаю, что у меня два варианта - либо любить тебя со всеми твоими недостатками, даже теми, которые сокращают твою жизнь, либо...
А ведь у меня нет второго варианта.
Я действительно тебя люблю.
Толком не зная, что мне делать, я закутываюсь в простыню, встаю с дивана и подхожу к окну. Несси, сидящая на столе, смотрит на меня слегка осуждающим взглядом. Наверное, не стоило оставлять ее в комнате... Я не сдерживаю улыбки.
- Все хорошо? - неожиданно спрашиваешь ты, выпуская струйку дыма.
- Да, - я поднимаю на тебя взгляд. В твоих глазах отражается свет уличного фонаря, стоящего рядом с домом, и это придает им какой-то странный, немного зловещий блеск.
- Можно? - вдруг вырывается у меня.
- Что?
Я киваю на пачку сигарет, лежащую на подоконнике.
Ты переводишь взгляд с нее на меня, и на твоем лице появляется легкая усмешка.
- Нет, Джес. Исключено.
- А что? - не без вызова говорю я.
Ты быстро выкидываешь окурок в форточку и поворачиваешься ко мне.
- Знаешь, тогда, еще в приюте я решил, что моя девушка не будет курить.
Пока до меня доходит смысл этой фразы, ты прижимаешь меня к себе. На момент у меня перехватывает дыхание. Я все еще до конца не верю в то, что произошло за несколько последних дней.
- Хорошо, что я не такая категоричная, - бормочу я.
И, чувствуя твои губы на своих, я вспоминаю недавно услышанную где-то фразу. Счастье - это когда тебе не нужно врать, что тебе хорошо.
И мне хорошо.




Говорят, что у кошек плохое ощущение времени, но, сколько бы там ни прошло, все так быстро изменилось.
Ну, во-первых, переезд. Я уже не говорю о том, что меня на все это время посадили в кошачью перевозку... это только называется так гуманно, а по мне - самая настоящая клетка. А эти двое - хозяйка и Полосатый - не особо торопились меня оттуда выпускать.
Теперь у нас двухкомнатная квартира. Высокие потолки и видавшие виды обои на стенах. Это хорошо - если я буду не в духе и захочу их подрать, то никто ничего не заметит. Эти двое вообще мало что замечают в последнее время, ну кроме друг друга, конечно.
О хозяевах плохо не говорят, но моя хозяйка, мягко говоря, не без странностей, а Полосатый ее в этом вообще переплюнет только так.
Он спит часа два в сутки, а все остальное время делит между какой-то хабазиной на столе, похожей на большую книгу, и хозяйкой. Первой достается больше времени, но хозяйка не жалуется. Скорее, наоборот.
Он практически не выходит на улицу. Хотя, там такая жара, что мне самой даже на балкон лень выходить - да, теперь у нас есть балкон. Хозяйка хочет посадить там цветы. Ну да, ну да, им явно непоздоровится...
Он курит. Много курит. В форточку или на балконе. После того, как он почешет мой затылок своими руками, пахнущими табаком, я тоже начинаю им пахнуть. Не то, чтобы мне не нравилось… но это совсем не кошачий запах.
И я уже не говорю о том, что он коверкает мое имя…
Но у нас есть кое-что общее.
Мы, в общем-то, оба полосатые. А еще мы оба очень любим мою хозяйку. И за это ему можно простить любую странность...




Открываю дверь подъезда. Чуть ли не взлетаю по ступенькам, по которым пару месяцев назад плелась, наверх, на четвертый этаж. Быстро открываю дверь своими ключами - можно часами нажимать на кнопку звонка, и мне никто не откроет. Стаскиваю кеды, швыряю сумку в угол и замираю у входа в комнату.
Много что видевшие в этой съемной квартире обои, пушистый ковер на полу и твоя полосатая спина. Каждый день, возвращаясь домой из колледжа, я наблюдаю одну и ту же картину. Кому угодно могло бы это надоесть, но точно не мне. Меня интересует другое - сколько времени пройдет, прежде чем ты заметишь какое-то движение не только на экране монитора.
Наверное, самый верный способ как-то обратить на себя твое внимание – это помахать рукой у тебя перед глазами. Но я подхожу к подоконнику и просто наблюдаю. Мне почему-то не хочется превращать и так невероятно унылый день в один из самых неудачных дней в твоей жизни. Потому что на мониторе мигает последний уровень игры, а моему любимому геймеру нужно не больше пяти минут, чтобы прикончить эту чушь.
Горящий взгляд. Растрепанные волосы. Пальцы, едва касающиеся клавиатуры. Мне вдруг приходит в голову мысль, что и через десять, двадцать, тридцать лет ты будешь таким же. Нет, не совсем так. Мне вообще сложно представить тебя в старости.
Level 15 Complete. С довольной улыбкой ты потягиваешься на стуле, вытаскиваешь из ушей наушники и отправляешь ноутбук в спящий режим.
- О… Доброе утро, - невероятно, но ты только что меня заметил.
- Доброе, - улыбаюсь я. – Уже четыре часа.
- Да? – ты искренне удивляешься. – Черт, как время пролетело…
- Еще бы…
Ты подходишь к окну и поджигаешь сигарету. Я какое-то время смотрю, как Эсси ходит по клавиатуре и, «разбудив» компьютер, начинает охотиться за курсором. Потом, чувствуя запах дыма, морщусь.
- Мы теперь курим дома?
- Джес, посмотри на улицу! Там сыро… и холодно.
- Ну, есть же простой выход… Ладно, ладно, я ничего не говорила.
Да, все разговоры на тему «Курить вредно» мы оставили за порогом этой квартиры… в тот момент, когда впервые его переступили.
- Но курить дома я тебя все-таки отучу.
И, усмехнувшись над недовольно-недоуменным выражением твоих голубых глаз, я вытаскиваю сигарету у тебя изо рта, не глядя, тушу ее об какую-то консервную банку на подоконнике, притягиваю к себе за кофту и целую, медленно и уверенно. И сейчас мне кажется, что этот зимний день на самом деле не такой уж и хмурый и безнадежный. Что бы там ни было, я знаю, что эти моменты – целиком и полностью мои. И ничто и никто - ни гора железа на столе, ни Эсси, ни машина, мокнущая под калифорнийским дождем - не могут их у меня забрать...
… Я прямо-таки чувствую на себе чей-то взгляд со стороны дверного проема.
Может.
Этот человек вообще много чего может.
Мелло.
Твой лучший друг. Он живет у нас уже неделю. И я боюсь его больше всего на свете, боюсь этого непроницаемого взгляда, который каждый раз появляется на его лице, когда он видит меня. В детстве я пыталась его избегать, но сейчас мне некуда деваться. Я так боюсь и одновременно глубоко внутри возмущаюсь, что даже смутиться не могу.
Впрочем, он не особо переживает, застав нас тут в такой момент. Прислонившись к косяку, он оглядывает комнату с таким видом, будто бы мы тут сидим и как раз не знаем, куда себя деть…
- Мэтт, мне нужна твоя помощь, - звучит резкий, сухой и бескомпромиссный голос. В следующую секунду Мелло разворачивается и уходит.
Ты смотришь на меня извиняющимся взглядом.
- Я скоро вернусь.
Я только развожу руками. А что я могу еще сказать…



Для меня уже не существует слово "претензии". Они остались за порогом этой квартиры.
Но сейчас из комнаты, где сидит самая большая моя претензия, раздаются глухие выстрелы. Я думала, что уже давно разучилась удивляться.
Мне плевать на то, что я имею полное право подать на твоего лучшего друга в суд за порчу имущества. И то, что все это слышат соседи снизу, сверху, сбоку и в другом конце дома, мне тоже как-то безразлично. Но я все-таки девушка, и во мне природой заложено в такие моменты пугаться.
- Что он делает?
- Стреляет в плинтус, - отвечаешь ты, не отворачиваясь от ноутбука.
- Эээ... Я понимаю, но зачем?
- Отдыхает. Разряжается.
- Может, ему подсказать другой способ?
- Хорошая идея, - ты разворачиваешься, и в твоих глазах мелькают искорки, даже сквозь стекла очков. – Может, ты это и сделаешь?
Я кисло улыбаюсь.

Я совсем не разбираюсь в огнестрельном оружии, но мне кажется, что обойма должна была кончиться еще час назад.
А самое ужасное, что эти звуки нагоняют на меня странное состояние.
Например, я вспоминаю кое-что, о чем подумала сегодня утром. Что-то очень важное.
- Мэтт, можно тебя кое о чем спросить?
- Угу, - говоришь ты, не переставая щелкать по клавишам.
- Скажи... почему ты так не любишь выходить из дома?
Секундное молчание.
- Погода фиговая.
Чушь.
- Знаешь, мне кажется, погода тут ни при чем. Ты еще в детстве вел себя точно так же.
Стук клавиш прекращается, но ты не поворачиваешься.
- Ты очень наблюдательна, Джес. По-моему, ты выбрала не то призвание. В ФБР тебе были бы рады...
- Какое еще ФБР? Мэтт, я серьезно! Я просто уже давно об этом думаю и пришла к кое-каким выводам! Мне кажется, в этом твоем поведении что-то не то!
Да, я чувствую, что перехожу границы, но я чувствую еще кое-что - что я уже где-то очень близка к разгадке...
- И что, если так, Джес? - ты разворачиваешься и смотришь на меня таким ледяным взглядом, что у меня мурашки по спине бегут. Я уже начинаю жалеть, что завела этот разговор.
- А то, что я хочу тебе помочь. Мы оба понимаем, что бы это ни было, это мешает тебе жить!
- Может, это и тебе мешает?
Я не знаю, что сказать, и вместо этого только опускаю глаза.
- Джес, помнишь, когда мы сюда переехали, мы с тобой кое о чем разговаривали… про претензии, помнишь? О чем-то мы договаривались... не предъявлять. Так вот, по-моему, ты об этом забыла.
Мне даже возразить нечего.
Неожиданно ты встаешь со стула и выходишь из комнаты. В следующую минуту выстрелы в соседней комнате прекращаются. А еще через пять минут хлопает входная дверь.
В том-то и проблема, что ты можешь выходить на улицу только с кем-то. Что-то здесь не так... Или это я сейчас что-то сделала не так. Я всего лишь хочу тебе помочь...



Два часа ночи.
Скрежет замка в двери. Осторожные шаги. Одного человека.
Я не знаю, где ты забыл Мелло, но у меня как будто груз с души свалился. Я отодвигаюсь к стенке и делаю вид, будто сплю. Ты ложишься рядом. Я улавливаю едва заметный запах пива.
Знаешь, ты можешь и дальше плевать на свою жизнь, но я не могу на это спокойно смотреть. У меня уже есть план, и завтра я иду воплощать его в жизнь.




...
...Муха. Муха летает по комнате.
...
Ну, все. Мне скучно.
Полосатому, похоже, тоже.
Он куда-то собрался. Идет в коридор. Интересно... Сколько себя... то есть, его помню, он один никуда не ходил.
Эээ, а меня ты куда тащишь?...



- Понимаете, он спокойно водит машину, даже в одиночестве. И может выходить на улицу, но только с кем-то. Мне кажется, что здесь что-то... какое-то отклонение.
- Вам правильно кажется.
Я внимательно смотрю на врача. Сегодня утром, пока ты спал, я нашла его адрес в интернете, он один из лучших психиатров в городе. А еще его клиника совсем недалеко от моего колледжа, и я довольно-таки очень рискую на кого-нибудь наткнуться. На парах меня не было уже три дня.
- Судя по тому, как вы это описали, это агорафобия. Боязнь открытого пространства. Психическое расстройство. Обычно больные подсознательно избегают находиться на улице без сопровождения. Ну, что-то вроде этого я и подозревала.
- И? С этим же можно что-то сделать? Это же невероятно осложняет человеку жизнь... я имею в виду, я не смогу все время быть рядом...
Он качает головой... Что?..
- Боюсь, в этом случае медицина бессильна. Я правильно понимаю, что мы говорим не о маленьком ребенке?
Я киваю.
- Единственное, что можно сделать, - у меня снова появляется легкая надежда, - это не поднимать эту тему при больном. Знаете, они обычно не любят говорить об этом... Мне очень жаль.
"Ничего тебе не жаль", - думаю я, изучая шнурки на своих кедах. Я со своей проблемой - это всего лишь один отказ, а ты в моей - последняя рухнувшая надежда.



Совсем невесело. Так всегда, когда ты надеешься на что-то хорошее, а тебя обламывают.
Я выхожу на крыльцо и останавливаюсь, вдыхая воздух, как будто насквозь пропитанный солнцем. А погода-то разыгралась... Жалко, что не все могут это почувствовать по-настоящему.
Я сжимаю руки в кулаки так сильно, что ногти впиваются в ладони, и даже не чувствую боли. Да как они вообще могут называть тебя "больным", если ничего, совсем ничего не сделали, чтобы хоть как-то помочь?..
Черт с ними, с докторами. Что-нибудь придумаю... если это вообще возможно - придумать что-то там, где уже ничего нельзя сделать.
Я уже собираюсь переходить дорогу, как вдруг как будто кто-то невидимый подсказывает мне не срезать путь, а пойти по длинной дороге рядом с колледжем.
Не знаю, как другие, а я привыкла слушать внутренний голос. Хотя я прекрасно понимаю, что могу напороться на кучу любопытных знакомых. Пары как раз закончились...
Я захожу с заднего двора на территорию колледжа, обхожу здание, иду мимо центрального входа, делая вид, что никого не вижу и очень занята, и вдруг...
Я вижу нечто такое, что мне срочно нужно, чтобы меня кто-то ущипнул.
Нет, не показалось.
Ты стоишь у ограды колледжа... с Эсси в руках.
Я не могу сдержать улыбку.
- Ты... ты, что, нес ее всю дорогу, от дома? - единственный вопрос, который приходит мне в голову.
- Джес, как бы это выглядело со стороны? - усмехаешься ты, почесывая Эсси за ухом. - Мы с ней прокатились пару кварталов... а потом оставили машину на парковке и прогулялись... немного.
Наверное, я сейчас глупо выгляжу, но я, правда, очень растрогана.
- Ты... хорошо себя чувствуешь?
- Как тебе сказать... дома за ноутбуком мне точно было бы уютнее. Но тебе там в такую погоду делать точно нечего. Идем в парк, Джес.
Ну и что тут скажешь?.. Наверное, когда медицина бессильна, остается еще одно средство... Я быстро целую тебя в щеку.
- Вот теперь пойдем.



Прошло два дня.
Вокруг меня легкая вечерняя тишина. Ее нарушают разве что шум машин за окном, шелест листьев от порывов ветра и два приглушенных голоса в соседней комнате за закрытой дверью.
Я честно стараюсь не прислушиваться, хотя мне очень интересно, о чем вы там говорите. Вместо этого я читаю какую-то газету, не особо вдаваясь в написанное.
Мне так скучно, что я не знаю, куда себя деть. Я встаю и иду на кухню за чаем. И все было бы хорошо, если, проходя мимо закрытой двери, я бы не услышала слово, от которого у меня пробежал холод по спине.
- Я найду Киру первым, чего бы мне это ни стоило.
Тишина.
- Мне понадобится твоя помощь.
- Ты знаешь, что можешь на нее рассчитывать.
Кира.
Странно, но как только я прислоняюсь к двери, голоса стихают.
И я еле удерживаюсь на ногах, когда ты выходишь из комнаты.
- Джес, ты чего?
Таким сосредоточенно-мрачным я тебя еще никогда не видела.
- Я... я шла за чаем, - у меня такое чувство, что ты даже не заметишь, что я вру.
- Ладно... я пойду...
Я смотрю, как ты садишься за стол, открываешь ноутбук и ничего не делаешь. Не включаешь музыку, ни во что не играешь…
Иду на кухню и ставлю чайник. Дожидаясь, пока он закипит, и, уставившись в угол, пытаюсь что-то обдумать, но в голову лезут такие нелепые мысли, что...
Что я решительно выключаю чайник и иду в комнату. Сердце медленно уходит в пятки, но сейчас есть только один человек, который может мне все объяснить.



Полумрак. Только тускловатый свет лампы освещает комнату.
Наверное, надо было постучаться... или спросить разрешения...но, в конце концов, если я услышу "нет", меня это не остановит.
- Мелло?
Человек, сидящий в кресле возле лампы, разворачивается ко входу. Каким-то странным образом только половина его лица оказывается хорошо освещенной, и это придает ему странный, даже немного загадочный вид.
Я на мгновение даже забываю, зачем пришла.
- Джессика?
Голос хриплый, резкий, хотя и тихий.
Я сажусь на краешек кресла в противоположном углу.
- Ммм... Мне нужно кое о чем с тобой поговорить.
Секундное замешательство, затем усмешка.
- Не думал, что у нас есть общие темы для разговора.
- Представь себе, есть.
- Тогда уже скажи все, что ты хочешь, потому что я не в настроении трепаться.
Если честно, мне вообще сложно представить его в настроении, но сейчас это неважно.
- Какое отношение вы с Мэттом имеете к Кире?
- Это не совсем твое дело. Это даже совсем не твое...
- Это мой парень и мое дело. Я чувствую, что он в чем-то замешан... из-за тебя.
- Тогда что ты от меня хочешь услышать, если ты и так все правильно понимаешь?
У меня на мгновение пропадает дар речи.
- Но... какого черта?!
Голубые глаза сужаются до щелочек.
- Джессика, выбирай выражения. Ругань тебе не к лицу.
Никогда не думала, что мне настолько захочется кого-то придушить.
- Да какое право ты имеешь распоряжаться его жизнью?! Если ты не ценишь свою, это не значит, что остальные делают так же!
- Я могу тебя успокоить - я его не заставлял. Считай, что я рассказал Мэтту о своей проблеме, а он, мой единственный друг, предложил свою помощь. А я не в том положении, чтобы от этой помощи отказаться...
- Как ты не понимаешь, что он сделает все, о чем ты его попросишь?! Так было с детства!...
Странное дело - он даже толком не объяснил, что они затевают, но меня охватил такой ужас, что я уже плохо понимаю, что говорю.
- У Мэтта всегда было право выбора, и он это знает.
Меня невольно передергивает. Неужели мне придется...
- Мелло, я никогда ни о чем тебя не просила...
- Начинается... – он возводит глаза к потолку. - Только давай без слез.
- Пожалуйста, подумай о нас.
Абсолютно непроницаемый взгляд.
- Что мне о вас подумать?
Этому человеку все равно. Он даже не чувствует, что перед ним унижаются. Или это уже делало так много людей, что нужного эффекта это уже не производит.
- Тебя не волнует будущее твоего друга? Наше будущее?
- Джес, мне своих проблем пока что вполне хватает.
Меня сложно вывести из себя. Но именно сейчас, когда он назвал меня так, как называет только один человек; когда его эгоизм перешел все возможные пределы; когда я просто ничего не могу сделать, чтобы защитить то, что мне дорого - я не выдерживаю.
- Да какого черта я трачу на тебя свое время?! Ты и понятия не имеешь, почему я вообще сейчас тут унижаюсь! Ты понятия не имеешь о том, что такое любовь! И я очень сильно сомневаюсь, что у тебя в жизни был человек, который был способен тебя любить по-настоящему и мучиться, не зная, где ты и что с тобой!...
Вдруг я осекаюсь. В его глазах мелькнуло что-то, что дает мне понять - я зашла слишком далеко.
- Будь на твоем месте кто-то другой, я бы уже выпустил в него всю обойму. Скажи "спасибо" Мэтту, что ты так много для него значишь. Разговор окончен!
Я выхожу из комнаты и так хлопаю дверью, что просто удивительно, что косяк остался целым.



Так. Замечательно.
Хозяйка и Полосатый куда-то сбежали. А мне так скучно, так скучно, что я соскакиваю с подоконника и неторопливо иду в другую комнату. Там живет один тип, он очень похож на ящерицу - кожаный и блестящий.
Когда я впервые его увидела, я поняла - мы не поладим. Ну, мы и не ладим. Если честно, я редко его вижу. А когда вижу, то больше всего мне не нравятся его глаза. При взгляде на меня они превращаются в тоненькие щелочки.
Но сейчас мне так одиноко, что даже если он просто будет сидеть в другом углу и смотреть на меня как обычно, то я не буду против.
Прыгаю на диван. Он сидит на другом конце. Мы друг другу не помешаем.
Яркий закатный луч солнца светит прямо в глаза. Я щурюсь. Поспать бы...
Как бы не так.
Он зачем-то двигается поближе.
Эй, я буду кусаться. И царапаться.
...Уж если взялся гладить, перчатки мог бы и снять. И вообще, одной рукой, по затылку... Я прям не знаю. Полосатый вот не стесняется. Про хозяйку я вообще молчу. Она меня тормошит так, что я потом как помятая. Я бы ему все равно этого не позволила, но все-таки я впервые вижу человека, который настолько не знает, как обращаться с кошками.
- Да, я тебе не нравлюсь.
Да, не нравишься. И твой голос тоже.
Он таки стянул перчатку. Одну. А руки у него все равно пахнут кожей. И еще чем-то странным... и неприятным. Приторным.
- Кис-кис-кис...
Я не ведусь на "кис-кис".
...
...Да. Да… Да! Вот так…За ухом. Еще... И под подбородком... и шею. Я знаю, ты можешь, у тебя это так здорово получается...
... И еще говорят, кошки гордые. Не гордые. Не всегда гордые. Знаешь, хоть я тебя и не люблю, но гладить меня у тебя получается лучше всех... Это даже несправедливо.
...
Ну вот. Кто-то идет. Я даже знаю, кто.
Хозяйка с Полосатым вернулись. Я спрыгиваю с дивана, напоследок махнув хвостом, и выхожу из комнаты. Ты знаешь, что это должно остаться между нами. Она явно не будет в восторге, если от меня будет пахнуть не табаком или ее любимыми духами, а тем, чем обычно пахнет от тебя.
Пойду, вылижусь как следует.




Самое страшное ощущение - это чувствовать себя никому не нужным.
Очередное ... пятое или шестое утро я встречаю рядом с подушкой, на которой никого нет. С абсолютно гладкой подушкой, потому что на ней никто не спал уже почти неделю.
Даже когда я неделю назад увидела, что ты заснул на клавиатуре в другой комнате, мне не было так ... одиноко. Даже тогда, до того, как ты снова появился в моей жизни, мне не было так тошно. У меня не было дорогого мне человека, единственного, для кого я что-то значу. Или больше не значу ничего.
Скрежет замка в двери.
Я вздрагиваю и, откинув одеяло, торопливо иду в коридор.
Ты стоишь, прислонившись спиной к двери, и как будто не сразу меня замечаешь.
- Привет... Я тебя разбудил?
У тебя такой усталый взгляд, что я чувствую резкий укол жалости.
- И хорошо, что разбудил... Ну проходи уже...
Медленно, не торопясь, ты проходишь в комнату. Мне кажется, что стоит тебя слегка толкнуть, и ты упадешь и заснешь в ту же секунду. Да что происходит?..
Я иду следом, обхожу тебя и крепко обнимаю. Так крепко, что у меня на глазах выступают слезы, которые, в общем, я очень старалась сдержать.
- Джес, ты чего? - все таким же усталым, но уже слегка удивленным голосом спрашиваешь ты.
- Я... просто я очень соскучилась, - я вытираю две слезы, проскользнувшие по моим щекам. - Я тебя неделю не видела... Послушай, я не могу так... я скучаю. Пожалуйста, не уходи больше.
Пауза.
Да, я знаю, знаю, я почти что слышу то, что ты хочешь сказать. Черт, я вот-вот начну злиться. Но это жестоко - набрасываться на такого уставшего человека.
- Может, поспишь? - спрашиваю я.
- Да, только недолго. А ты обещай, что не будешь плакать, - с этими словами ты вытираешь еще пару слезинок с моих щек.
Я слабо улыбаюсь.
- Обещаю.



Радоваться тут нечему, но как только ты переступил порог, мне сразу захотелось что-то сделать. Я приняла душ, переоделась, нормально позавтракала... и вернулась в комнату.
Так получилось, что я редко вижу тебя спящим. Но это выглядит так мило... Ты даже не разделся, и твоя полосатая кофта выглядывает из-под небрежно наброшенного одеяла. Я осторожно поправляю его и продолжаю смотреть, как будто хочу запомнить эти редкие моменты. Веки с длинными ресницами слегка дрожат, как будто ты видишь какой-то не очень приятный сон или только делаешь вид, что спишь.
Я бы многое отдала за то, уже прошедшее время, когда твой ноутбук стоял в этой комнате. Когда я просыпалась от стука клавиш. Когда на улице шел дождь, а мы лежали на этой кровати и болтали о всякой чуши, а ты чесал Эсси за ухом. Почему у меня такое отвратительное ощущение, что как тогда больше не будет?...



- Я долго спал?
Ты потираешь глаза и оглядываешь комнату.
- Сейчас полтретьего.
- Сколько?! - чуть ли не кричишь ты и неожиданно вскакиваешь с кровати.
Я ничего не понимаю.
- Мэтт, только не говори, что ты опять уходишь…
На моих глазах ты открываешь шкаф и начинаешь скидывать вещи в сумку.
- Не делай вид, что ты меня не слышишь! - я подхожу к шкафу и закрываю дверцу.
- Или ты мне сейчас все рассказываешь, или...
- Джес, отойди.
- Никуда я не отойду, - я чувствую, как внутри начинает кипеть ярость. - Тебе лучше все рассказать! В чем дело?!
Ты проводишь рукой по волосам, и они растрепываются еще больше.
- Джес, мне нужно уехать. В Японию.
Я на мгновение теряю дар речи.
- Что?... Зачем?
- Послушай, тебе это точно не понравится, но я ничего не могу тебе рассказать.
- Хорошо, тогда я еду с тобой, - до меня еще не вполне дошло, но я должна что-то делать.
- Нет, Джес. Это исключено.
- Что значит - исключено?! Послушай, тебе не кажется, что тебе кое-что нужно мне рассказать? Ты начинаешь куда-то уходить, причем надолго, не звонишь, а потом объявляешься с таким видом, будто ничего не произошло?!
- Есть вещи, которые тебе не нужно знать...
- Но я хочу знать. Я, черт побери, беспокоюсь за тебя!
Молчание. Пустой и снова как будто усталый взгляд.
- Мэтт, ты очень изменился за последнее время. Я не узнаю тебя.
- Джес, мне очень жаль, что так получается! Но я прошу тебя, не спрашивай ничего, потому что я не могу ничего тебе ответить!
- Да ты даже не говоришь, на сколько ты уезжаешь!
- Да потому что я сам этого не знаю!
Я смотрю в окно, пытаясь хоть как-то собрать весь этот абсурд в одно целое.
- Поставь себя на мое место. Я не знаю, зачем ты уезжаешь, и сколько тебя не будет. Ты думаешь, я привыкла, что тебя не было все это время?!
- Мне тоже очень плохо без тебя, Джес! Но пойми, моя помощь сейчас необходима, и...
Ты осекаешься, как будто только что сказал больше чем надо. Неожиданно тоненькая ниточка, за которую я, сама того не желая, ухватилась, потянулась дальше и начала приводить меня к смутной догадке.
- Так. Ты едешь за ним, да? Ты едешь за Мелло…
- Джес, я...
- Опять этот долбанный Кира.
Да, я права. Я это вижу по твоему виноватому взгляду. Или мне только кажется, что он виноватый.
- Мэтт, что происходит? - я и не жду, что ты ответишь, но я не могу молчать. Эта тишина просто раздавит меня.
- Джес, я не могу по-другому. Я должен ему помочь. Если это не сделаю я, то...
- То ты просто останешься в безопасности! Мэтт, как ты не понимаешь?! Он в любой момент переступит через тебя и пойдет дальше к своим чертовым целям! Почему ты бросаешь тех, кому ты действительно дорог?!...
Ты какое-то время смотришь на меня таким леденящим душу взглядом, что я и не знала, что ты на такое способен.
- Джес, а я думал, что ты сможешь это понять.
- Что я должна понять?! Подумай обо мне... О нас... Тебе все равно?...
Я даже не пытаюсь сдержать слезы.
- Я только хочу знать... что я тебе сделала, что ты так со мной поступаешь?...
При этих словах ты берешь сумку и идешь к коридору.
Я ничего не вижу из-за слез.
- Джес, хочешь честно? - неожиданно раздается за спиной. – Когда мы встретились, в тот вечер, мне вдруг показалось, что ты единственный человек во всем мире, который может меня понять. Но ты не понимаешь. Ты даже не хочешь попытаться. Я ошибся.
- Хорошо, что ты вовремя это осознал! - кричу я.
Хлопнула дверь.
Все кончено.



Моя хозяйка медленно сходит с ума.
Она спала полдня (вернее, только делала вид, что спала), потом сползла с кровати, долго мерила шагами комнату и уже вечером села на подоконник, взяв меня с собой, и стала смотреть в окно. Скажете, нормально? Но не четыре часа! А потом я почувствовала мокрые капли на своем затылке.
Знаете, что? Глядя на нее, я думаю, что это хорошо, что кошки не умеют ни любить, ни плакать.
… Прошло два дня…
Мне уже самой хочется завыть или заплакать. А у нее глаза уже красные и опухшие от слез. Я уже не говорю, что про меня она начала забывать…
Полосатый, ты где? Нам плохо без тебя…



Я живу одним днем. Мелкими уровнями одной большой игры под названием «Жизнь».
Больше всего на свете я хочу научиться жить по-другому. Как живут все нормальные люди. Строить планы, знакомиться с новыми людьми, думать о карьере...
А еще внушить себе мысль, что это все совсем не редкая чушь.
И избавиться от ощущения, что более неправильной вещи, чем дать так просто тебе уйти, я больше сделать не могу. И я ненавижу себя за это. Вернее, я начинаю ненавидеть себя вообще. Мне ни хорошо, ни плохо. Я в автоматическом режиме. Я хожу, дышу, ем, пью, сплю, но не живу.
Я сижу на всех лекциях, изо всех сил пытаюсь слушать голос преподавателя, а не собственные мысли.
После пар иду в библиотеку и сижу над книгами до рези в глазах, пытаясь хоть чем-то себя занять.
Несколько раз на этой неделе мне кто-то звонил. Длинный и неизвестный номер. Я не беру трубку. Но и не отклоняю. Все равно...после всего того, что мы тогда друг другу наговорили, я скорее поверю в существование внеземных цивилизаций, чем в то, что это ты. Я никогда не думала, что сказала бы такое, но я, если честно, скучаю даже по Мелло, стреляющему в плинтус. Я просто хочу вернуть время назад, не наговорить таких слов, какие я сказала тогда…
Как бы то ни было...
Ты, кажется, нашел свой смысл жизни. Дай и мне шанс найти мой.




Вечер пятницы.
Я стою у зеркала и расчесываюсь, одновременно оглядывая свое новое платье. Я все-таки заставила себя выйти сегодня из дома и провести нормальный вечер с друзьями. Друзьями, которых я толком не видела месяца полтора, и которые уже, наверное, забыли, как я выгляжу. Но мне нужно это сделать...
Я бросаю взгляд на Эсси. Она свернулась клубочком на диване и дремлет. Я чувствую какой-то странный укол жалости. Она остается одна... А я не хочу никуда идти. Еще не поздно взять и отменить...
Звонок мобильного. Поздно. Наверное, звонят уточнить, иду я или нет.
Я беру телефон и смотрю на дисплей. Опять какой-то странный длинный номер. Мне становится даже любопытно… и я нажимаю на кнопку приема.
Шорох, какие-то щелчки, непонятная речь, незнакомые голоса. Мне кажется, что говорят по-китайски или по-японски. Я не понимаю ни слова. Может быть, кто-то не туда попал?.. И я уже готова бросить трубку, как вдруг слышу голос, от которого застываю на месте.
- Джес, это ты?
Я молчу. Я просто не знаю, как реагировать, когда во рту пересохло, и я даже не в состоянии пошевелить языком.
- Джес?
- Да, это я, - каким-то странным, как будто не своим голосом, выпаливаю я.
- Я тебя не разбудил? У тебя какой-то странный голос...
- Нет, что ты... я не сплю...
Пауза.
- Ты... с тобой все хорошо? - хрипло спрашиваю я. - Где ты?
- Я в Токио, и я в норме... только я соскучился, Джес.
Я медленно сползаю вниз по стене и усаживаюсь на пол.
У меня возникает отчетливое ощущение, что сейчас, вот в этот самый момент, нет ни ссоры недельной давности, ни прошлого, ни будущего - ничего. Есть только твой голос в трубке, и только щелчки, изредка приглушающие связь, напоминают, что между нами тысячи километров.
- Я тоже очень соскучилась.
Я немного молчу.
- Мэтт, прости меня. Я была неправа. Я наговорила тебе всякой чуши. Но я очень, очень хочу, чтобы ты вернулся... как только сможешь.
- Джес, послушай меня. Завтра нужно сделать кое-что важное, а потом будет видно, но я надеюсь, что я долго не задержусь... мне бы этого не хотелось.
Я не вижу тебя, но я чувствую, что ты улыбаешься.
- Слушай, это, наверное, дико дорого - звонить... - вдруг спохватываюсь я.
- Джес, неужели ты все еще не поняла, что я предпочитаю не платить за то, что можно взломать?
Я невольно смеюсь.
- Но... все равно, у меня очень немного времени. Я взломал какую-то сеть, и вряд ли они долго будут меня терпеть. Джес, я перезвоню завтра. И еще... - ты что-то невнятно бормочешь.
- Прости, что?
- Kimi o ai shiteru. Это "Я люблю тебя" по-японски. Я люблю тебя, Джес.
- Я тоже тебя люблю.
И мне кажется, что, наверное, впервые в своей жизни я говорю эти слова, действительно чувствуя то, что хочу ими выразить.
- Пожалуйста, береги себя.
- Джес, что за чушь? Я не собираюсь тут умирать или еще что...
Я чувствую, как у меня начинают трястись руки.
- Просто скажи мне, что ты будешь осторожен.
- Я обещаю тебе, что все будет в порядке. Всего пара дней - и я буду дома.
Я машинально распускаю прическу, которую так долго сооружала. Все равно я сегодня никуда не пойду...
- Я буду ждать.




26 января.
Я запомню эту дату - сейчас, вечером, в Лос-Анджелесе идет снег. Видел бы ты... тебе бы точно понравилось. Белые хлопья тают, не долетая до земли. Эсси ошарашенно смотрит в окно. По-моему, она не в восторге от "белых мух"...
А я вдруг вспомнила, что до твоего дня рождения осталось уже меньше недели. Было бы просто здорово, если бы ты приехал сюда к этому времени, и мы будем отмечать его вместе, как тогда, еще в приюте...
Я вдруг понимаю, как я счастлива, что у меня есть ты. Два месяца назад я сказала, что мне будет "обидно", если с тобой что-то случится. А сейчас я думаю, что ты и есть смысл моей жизни. Кроме тебя и Эсси у меня никого нет.
Я улыбаюсь, потому что мне в голову пришла странная идея. Я сажусь за стол и открываю твой ноутбук. Один из них. В нем осталась запущенная игра. Он, наверное, неделю стоял здесь, не выключенный. Мне вдруг почему-то захотелось поиграть.
Как только я прикасаюсь к мышке, экран становится черным, и на нем мигает надпись "Батарея разряжена".
Черт. Наверное, ты бы тоже сейчас разозлился.
Ладно. Я оглядываю стол в поисках провода. Видимо, ты его убрал или взял с собой. Рядом с лампой лежит пачка сигарет. Интересно… а я никогда в жизни не курила. Рука сама тянется к пачке… и тут же кладет ее обратно. Там осталась одна. Когда ты вернешься, она тебе понадобится.
Я бросаю взгляд на телефон. Я уже несколько раз проверяла его, думая, что могла не услышать звонок. Но ты еще не звонил... Я изо всех сил стараюсь не беспокоиться, ведь ты обещал, и у тебя все получится…
Я ведь тоже кое-что обещала.
И я буду ждать.


@темы: аниме, фанфик

Комментарии
2009-11-18 в 19:30 

Только мадам Френкель не выбила зорю. Она плотнее закуталась в своё одеяло.
тапки
к моим ОС никаких претензий. Они такие, какие есть.
Странное требование Оо"
Ну, как знаете. Кошка хороша. Джесс, ИМХО, никакая, ни одной запоминающейся черты. Но я могу быть необъективна^^"
Это что, затянувшийся флешмоб?
Вот эта фраза забавная, понравилось.
А так - затянуто, как по мне. И фанонных баянов много.

2009-11-19 в 01:22 

Скользкий Гад и Ангел Белокурый
Боги, ну почему же они все только ноют, страдают и плачут?
Кошка показалась самой адекватной.

Хм, а причём здесь Мэтт, Мелло и Тетрадь Смерти?)

2009-11-19 в 01:59 

Знаете, уважаемый автор, если к вашим ОС ну никак нельзя предъявлять претензии - то нафига вешать фик на сообщество? Тут точно придерутся. Я, например, скажу, что Джесс - скучная и бесхарактерная.

Штампы фанонные везде и всюду, бессмысленны и беспощадны - полоски, сигареты, шоколад, "геймер", истерический какой-то Мелло. Это печально.

Удивляет глобальный ангст по поводу предполагаемой агорафобии - вы не помните тех редких моментов, когда Мэтт появляется в каноне? Или он там тоже кошку за собой таскает, потому что ну вообще не может выходить на улицу один?
У вас же самой противоречие явное: то ужас-ужас, непоправимое несчастье - Мэтт только с кем-нибудь из помещения выходит, а то он сам в Токио едет, ничуть не волнуясь.
Мнительная какая-то Джесс, ей-богу.
"Твои соленые слезы, кислые мины, душные речи...
Я умираю со скуки, когда меня кто-то лечит."


Ещё вопрос - вы не читали, случайно, рассказа "Белочка"? Там повествование от лица кошки ведётся, и страшно мне напоминает ваш фанфик. Хм, извините за инсинуации - это мне уже просто из-за собственных глюков любопытно узнать.
А вообще как раз повествование от лица кошки довольно забавное и в этом фэндоме даже тянет на оригинальность.

2009-11-19 в 03:15 

Ka-mai
I'll take the arrow in the face every time.
Я забираюсь в машину, и первым делом мой взгляд натыкается на парня за рулем.
Деовчка маньяков не боится? Или только теоретически? :Р

Тут же мне в голову пришла слегка обидная мысль о том, что если со мной сейчас что-то случится, об этом никто не узнает...
Ну почему же... полиция, судмедэксперты...

Он на мгновение замер, потом достал из кармана пачку сигарет, достал одну, поджег ее зажигалкой, лежавшей на приборной панели, затянулся и выпустил дым в открытое окно.
К чёрту подробности! (с) Вот какой функциональный смысл описывать все эти действия?

Ленивое калифорнийское солнце, пару часов назад скользящее по моему животу
А обычно-то по небу... *задумался*

а ты ему потом расскажешь, что до этого ты целовала только меня
А вышеперечисленные парни так и уходили ни с чем?

Чуть ли не взлетаю по ступенькам, по которым пару месяцев назад плелась
Она же не там жила до этого. Или это не момент в стиле "раньше мне не было ради кого возвращаться домой"?

У меня уже есть план, и завтра я иду воплощать его в жизнь.
... ...Муха. Муха летает по комнате.

Отличный план! (с)

Наверное, когда медицина бессильна, остается еще одно средство...
КОШКИ. КОШКИ - ЭТО ХОРОШО. (с)

Голубые глаза сужаются до щелочек.
Айблин, я ж представил. Что, прям радужка?

я бы уже выпустил в него всю обойму
Не выпустил бы, Мелло предпочитал пистолеты, а обойма в них не используется. *я таааак люблю такие ляпы!*

Знаешь, хоть я тебя и не люблю, но гладить меня у тебя получается лучше всех...
*ржёт* Такого комплимента ему ещё никто не делал. Пожалуй, это единственный момент в фике, который я заценил.

Скрежет замка в двери.
Может, всё-таки ключа? А то пугает такая реальность...

Длинный и неизвестный номер. Я не беру трубку. Но и не отклоняю. Все равно...после всего того, что мы тогда друг другу наговорили, я скорее поверю в существование внеземных цивилизаций, чем в то, что это ты.
Дура! Это не претензия, если что. :Р

2009-11-19 в 22:04 

I'll take the arrow in the face every time.
*небольшое уточнение, а то что же я зря сказал глупость, вдруг кого ещё запутаю*
предпочитал пистолеты, а обойма в них не используется
Как устройство зарядки - используется конечно, mea culpa, но её нельзя путать с магазином.

2009-11-20 в 07:07 

Нат Фламмер
маленькая слабость Великой Силы
Это хорошо, что господа критеги распугали с сообществ еще не всех авторов. Это хорошо, что у вас есть своя Сказка, и вы не стесняетесь показать ее людям. Это хорошо, что вы искренне любите своих персонажей, это редкость). Это хорошо, вы начали писать, продолжайте, оно того стоит)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Death Note

главная